История с тамариском

История с тамарискомВы представляете себе такую картину: склоны донецких терриконов, полностью покрытые благородными сортами деревьев, внизу – декоративная ограда, препятствующая свободному хождению по этим склонам (прощай, акция «Вид сверху»!), а главное – там, у этой ограды бдит милиционер, который следит, чтобы не ходили, кому не положено, и не вредили насаждениям? Представили?
Ну, конечно это какой-то непонятный сон. А точнее – та действительность, которая рисовалась авторам постановления горисполкома от 22 марта 1950 года  за № 7/276 «Об озеленении шахтных терриконников в городе Сталино в 1950 году».
Мы уже писали о том, как это начиналось. Но теперь, с документом, который положил начало всему процессу, можем наполнить эту тему деталями.
Общие моменты
Вспомним, что для озеленения в первую очередь были предназначены три террикона – шахты «Центральнозаводская» (существует и сейчас по проспекту Лагутенко), шахты №4 «Ливенка» (их осталось два, скорее всего, речь идет не о футбольном, а о том, что вплотную примыкает к шахте Горького, выходя на улицу 9 января) и шахты №7 «Наклонная» (к тому времени уже заброшенной, а позже и террикон снесли). Ответственными за исполнение работ назначили директоров шахты «Центральнозаводская» и №4 «Ливенка», а за террикон №7 «Наклонная» – директора ДМЗ. Все они должны были изыскать средства на озеленение из своих фондов, отпущенных на благоустройство (что, кстати, предполагало, что в каком-то другом месте запланированного благоустройства в 1950 году не будет).
На все про все отводились архистахановские сроки – до 10 мая того же года. За месяц с небольшим надо было произвести копку ям, посадку деревьев и кустарников, посев трав, устройство поливочной системы (sic!) и устройства ограждения у подножия. Простого ограждения авторам проектам показалось недостаточно, и в пункте 10 было специально оговорено: «Поручить начальнику управления милиции города Сталино подполковнику Христоеву установить постоянный надзор за осуществлением охраны посадок на терриконниках». То есть, тов. Христоев должен был умереть, но найти как минимум трех постовых в своих далеко не резиновых штатах, чтобы исполнить этот самый 10-й пункт.
Айва, тамариск и другие
Внимательно посмотрим на сортовой состав предполагавшихся насаждений. Не скажешь, что тут хотели развести ботсад, но и без изысков не обошлось. В первых строках перечня деревьев авторы сайта «Донецкий» с чувством глубокого удовлетворения видят клен ясенелистый и ясень пенсильванский. Кроме того, общими для всех трех терриконов являются: берест туркестанский, акация белая, тополя туркестанский и канадский, тамариск, облепиха, айва японская, снежноягодник, бирючина, акация желтая и лох. Кроме этого, только на ливенском терриконе предполагались заросли дерезы (лициума), то есть – разновидности так называемой «волчьей ягоды», особенно полезной для страдающих печенью и почками (возможно, в районе шахты «Ливенка» и поселка Октябрьский была повышенная концентрация почечников и печеночников).
Привлекает внимание также тамариск (красивый кустарник, используемый для закрепления почвы везде, в том числе в пустынях), японская айва (она же хеномелес – метровый кустарник с темно-красными цветами) и снежноягодник (периодически называемый «белой волчьей ягодой и цветущий все лето). Больших ботаников на сайте «Донецкий» нет (и вообще нет никаких), но и так ясно, что в случае полной реализации решения №7/276 склоны терриконов города выглядели куда более живописно, чем сейчас.
Техническая сторона
К этому решению привязаны три приложения, каждое из которых представляет собой отдельную методику опытного озеленения конкретного террикона. Для каждого предусматривались свои нюансы. Например, треть поверхности ливенского террикона была неподвластна озеленению, поскольку там еще продолжалось горение.
Есть в приложениях всякие любопытные вещи. Вот как, например, предполагалось реализовывать полив на терриконе шахты №7 «Наклонная»: «Устанавливается водопроводная труба, идущая от основания террикона через его вершину к основанию на другой стороне. Труба снабжена через каждые 15-20 метров кранами для прикрепления к ним шлангов с разбрызгивателями… Полив производится вечером, в апреле и мае – через день, в июне, июле и августе – через 3-4 дня».
Посадка предполагалась упорядоченная (на примере того же «Наклонного»: «ряды посадочных и посевных мест расположены поперек склона террикона. Расстояние посадочных и посевных мест в рядах – 1 м, между рядами – 1,5 м (всего 6670 посадочных мест на 1 га)»… «Каждое звено из 6 ям одного варианта заполнения озеленяется по схеме: дерево – кустарник – дерево – кустарник»… «Травами заполняют всего шесть полос, идущих поперек склона террикона и расположенных на равном расстоянии друг от друга»). Любопытный момент: «Для оживления газона  к семенам перечисленных злаков прибавляются семена мака». Сейчас такое решение наверняка посчитали бы слишком смелым.
В общем, для каждого террикона все было расписано в тонкостях, вплоть до того, какой ясень сажать сверху, а какой – снизу склона.
Цвести терриконам!
Как мы теперь догадываемся, реализовать программу озеленения терриконов с тамариском и японской айвой не получилось. Хотя еще в 1953 году пресса весьма оптимистично сообщала о том, что проект движется. В завершение наших сегодняшних прений почитаем статью из «Социалистического Донбасса» за 24 мая этого года. Название статьи – Цвести терриконам!». Цитируем выборочно:
«Десятилетиями омывали дожди террикон шахты «Центрально-Заводская». Извлекаемая из недр земли порода – песчаник, глинистый сланец, доломит, известняк – под действием сил природы меняла свою окраску, превращалась из сизой в бурокрасную. Знойное солнце накаляло породу, ветры срывали клубы едкой пыли и несли их по улицам города. Ни одно деревцо, ни одна травинка не росла на терриконнике. Мертвый камень!
Три года назад на террикон пришли люди – рабочие Сталинского коксохимического завода. По совету научных работников они решили заложить на терриконнике высотный парк. Спрессованную временем породу с трудом брала лопата. При виде свежевскопанной бурокрасной массы в сердца многих вкрадывались сомнения: а не напрасен ли этот труд? Будет ли на породе расти дерево? Но опытная посадка деревьев и кустарников на терриконнике все же была произведена.
После трудового дня рабочие приходили на террикон. Одни поливали насаждения, другие рыхлили породу вокруг деревьев… Все ждали результатов. Очень часто можно было услышать такие разговоры: «Что-то долго не оживают деревца. У меня вот дома сирень уже почки пустила, а здесь никаких признаков».
Радости не было пределов, когда вместе со всем зеленым миром ожили насаждения и на терриконнике. Правда, не все деревья оделись зеленью, некоторые, не освоившись в столь необычной почве, зачахли. Но большая часть принялась. Опыт удался
Это было три года тому назад. Сейчас на склонах террикона зеленеют около двух тысяч деревьев и трех тысяч кустарников…
— Мы брали много разных сортов деревьев и кустарников для того, чтобы определить, какие из них осваиваются на породе быстрее и лучше, — рассказывают молодые садоводы Полина Молчанова и Екатерина Замятина. – Это нам необходимо знать, чтобы осенью нынешнего года и в последующие годы производить посадку только хорошо осваивающихся на породе деревьев и кустарников»…
Зеленеет террикон. Но это только начало. Пройдет время, и все терриконы Донбасса оденутся в зелень. Не пыль и гарь будут нестись с них, а свежий здоровый воздух, пение птиц и детский веселый смех».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *