Смерть великанов-есть ли жизнь после после терриконов?

Смерть великанов-есть ли жизнь после после терриконов?

Как их только не называют Визитная карточка Донбасса, степные исполины, рукотворные горы. О них даже песни и стихи слагают. Для коренных жителей Донецкой области, они обычное и очень привычное явление за окном, а вот для иностранцев наши терриконы – настоящая диковинка. Высокие — настоящие великаны и совсем крохотные, засаженные деревьями и абсолютно голые, с горящими верхушками и остывшие, они возвышаются в Донбассе, начиная с 1755 года, когда Григорий Капустин впервые нашел здесь уголь. А теперь на их месте в Донецке решили строить дома

ОПАСНЫЕ ПОСЕЛКИ

Старожилы Донбасса помнят, сколько хлопот было в свое время с этими рукотворными горками, особенно с теми, у подножия которых разместились жилые поселки – Нахаловки. Кстати, такое название существует только в Донбассе. Что оно означает, догадаться не трудно – люди строили себе жилье на свободных территориях, ни у кого не спрашивая на то разрешения. Бывало и за одну ночь домик сооружали А что, удобно! Возле дома горка, на горке можно и угля раздобыть Удобно, но до поры до времени. В 60-е годы в Димитрове взорвавшийся террикон стер с лица земли такой же вот поселок у своего подножия, а в Донецке взрыв на отвалах шахты «Трудовская» только по счастливой случайности не повлек за собой гибель людей.

Именно в те годы, правительство Украины приняло решение о выселении людей из таких зон. Но как обычно, о ком-то забыли, кому-то разрешили остаться. Возле шахтных отвалов и до сих пор живут люди. Но не за горами время, когда дончане смогут жить и на месте терриконов. Ведь очистка города от породных отвалов была запланирована уже давно, и сегодня учитывается и в разрабатываемом генеральном плане города, и в стратегии развития Донецка до 2020 года. Судьба одного террикона, что на Ленинском проспекте в районе Мариупольской развилки уже решена практически на 100 процентов. По словам мэра Донецка, в ближайшее время он будет вывезен, а на его месте построят целый жилой комплекс.

Заманчивая перспектива, не так ли? Ведь самый обычный террикон занимает в среднем 6-7 гектар земли. Одна сотка в Донецке стоит 10 тысяч отнюдь не гривен. Не трудно догадаться, что шахтные великаны занимают драгоценные десятки миллионов гривен. С одной стороны выгодно, конечно, а с другой Кто не знает, любой террикон – это отвал отработанной шахтной породы, а значит – хранилище токсичных материалов. Выходит, что строить на месте наших терриконов не совсем безопасно? Попробуем разобраться

ПОЧТИ ВУЛКАНЫ

«Вот перед вами террикон старенькой шахты имени Горького, она уже давно закрыта, — объясняет мне доктор технических наук, заведующий отделом охраны недр и сдвижения земной поверхности УкрНИМИ НАН Украины Евгений Питаленко, показывая на небольшую гору за окном. – В этом или следующем году он точно будет вывезен и использован в тех или иных целях». Будут ли строить на месте этого террикона, расположенного неподалеку от Северного автовокзала, пока не известно, но его породу применят обязательно, скажем, в качестве дополнения при изготовлении стройматериалов. Правда, по мнению кандидата геолого-минералогических наук Николая Киселева, порода эта очень неоднородная и может просто не соответствовать строгим строительным нормам. «Можно, конечно, коровник одноэтажный построить. Но целесообразно ли это – из-за 200 кирпичей террикон вывозить. Тут целый завод можно ставить!» — добавляет он.

С тем, что жилье на месте терриконов строить более чем выгодно, мои собеседники соглашаются. Только «Каждый террикон весит порядка 2-3 миллионов тонн, его ведь еще нужно знать, как и куда вывезти. Представьте, сколько нужно для этого транспорта, денег и рабочей силы » — замечает Евгений Иванович. Конечно, и машины нашлись, и овраг свободный (хотя в идеале породу нужно вернуть туда, откуда она была выработана), когда еще в советское время было решено вывезти террикон возле «Маяка». Но если тогда области это обошлось в 5 миллионов тех еще рублей, можно только представить в какую сумму влетит Донецку подобное мероприятие сегодня.

Проблема с вывозом отвалов состоит не только в его финансовом обеспечении. «В наших терриконах вся система Менделеева присутствует», — говорит Евгений Питаленко. Шутка ли, до сих пор в Донецкой области около 30% действующих терриконов горящие, то есть имеющие у себя внутри температуру свыше 80 градусов. Особенно это характерно для конусообразных отвалов – при их инфракрасном просвечивании очень хорошо видно, насколько они накалены. А вот терриконы, у которых верхушка снята или склоны которых густо засажены деревьями – остывшие, а значит и неопасные. Получается, стройкам здесь — зеленый свет? Условно. Ведь, если верить Николаю Киселеву, после вывоза террикона происходит релаксация земного массива, на котором он столько лет стоял. Особенно при наличие старых горных работ под ним. Говоря обычными словами, деформации земной поверхности вполне возможны. Поэтому, допуская любое строительство на месте отвалов, донецкие ученые делают одну пометку – строить можно, но по истечении какого-то времени.

Ведь надо понять, какой фундамент необходим и позволяют ли показатели загрязнения воздуха селить здесь людей. «От каждого террикона почва отравлена на 1, 5-2 километра в округе. Не зря же санитарные зоны вокруг отвалов придумали. В «нахаловках», расположенных впритык к терриконам, жить вообще нельзя. Кроме того, мы ведь не знаем точно, что происходит под терриконом. Токсичные вещества взаимодействуют с водой, которая попадает в террикон в виде, например, осадков, и под отвалом образуется некий инфильтрат неизвестной породы, весьма токсичный и никогда не исследовавшийся. Поэтому строить нужно только на месте прогоревших отвалов, по отношению к которым проводились защитные мероприятия», — объясняет Николай Николаевич.

ПАРКОВКА ИЛИ ДОМ Радует одно: местные власти наконец-то определились, что они будут строить на месте наших рукотворных гор. Ведь споры о назначении дефицитной земли велись не один год. Так, губернатор Донецкой области Владимир Логвиненко еще в 2006 году был убежден, что на месте терриконов выгодно строить жилье или торговые центры, но никак не автопарковки, как хотелось некоторым предприимчивым дончанам. «Построить парковку, предположим, хотя бы на тысячу машин Расчет простой – тысяча машин в сутки, пусть даже по 10 гривен с каждой. А для того, чтобы вывезти этот террикон, нужно несколько десятков миллионов», — возмущался тогда Владимир Иванович. В свою очередь, мэр Донецка заявлял, что для вывоза миллионов кубических метров горной массы и ее перераспределения достаточных финансовых возможностей нет. Прошел год и ситуация в корне поменялась. Вывозом терриконов заинтересовались иностранные инвесторы. Один проект уже утвержден. А значит, лед тронулся, господа-товарищи Скоро народ станет справлять новоселье на месте бывших породных «хранилищ», туристы не будут больше удивляться донецким горам и такому странному зареву над ними, а песня «О городе синих терриконов» канет в лету.

Справка «МК»: Терриконы — конусообразные отвалы пустой породы на поверхности земли, расположенные при шахтах. Это рукотворные холмы из горных пород, «построенные» при разработке угольных пластов. Ранее при добыче пустую породу «выдавали на-гора» вместе с угольком. Теперь технологии стали куда как современнее. Новые терриконы больше не «строят» — порода закладывается обратно в пласты. Самый высокий террикон, достигающий 110 метров в высоту, принадлежит шахте Челюскинцев и находится в Донецке по дороге на Петровку.

«Московский комсомолец»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *