Донбасские пирамиды

Донбасские пирамиды
Пятьдесят “КрАЗов” работали день и ночь в течение двух лет, но террикон так до конца и не развезли.
Еще во времена Советского Союза в Донецке попытались стереть терриконы с лица земли. Но из этого ничего не вышло — слишком дорогое удовольствие. Старожилы вспоминают, как вывозился породный отвал с бывшей шахты № 8 “Ветка”. Занималась этим целая автоколонна, которая приехала на заработки из Тулы. Пятьдесят “КрАЗов” работали день и ночь в течение двух лет, но террикон так до конца и не развезли.
В последнее время донецкие власти снова задумались, как бы  избавиться от угольных “издержек производства”, и в результате свет увидел документ под названием “Генеральный план г. Донецка до 2030 года”.
Планы в нем, прямо скажем, — наполеоновские. По предложению специалистов “Киевгипрограда”, которые и занимались разработкой генплана, в центральной части города четыре террикона должны “физически удалить”, остальным — срезать конусы и частично озеленить. По замыслу авторов, на освободившейся территории вырастут автопарковки и элитные дома. Красота? Бесспорно. Только все это уж очень напоминает обещания “руководящей и направляющей” построить к 2000 году коммунизм в нашей стране.
Осторожно отнеслись к этим планам и местные власти. Председатель ДонОГА Владимир Логвиненко и донецкий мэр Александр Лукьянченко в один голос заявили: на сегодняшний день у нас “нет финансовых возможностей вывезти миллионы кубических метров горной массы и перераспределить их”. Как резонно заметил губернатор, еще в советское время вывоз из Донецка одного-единственного террикона обошелся в 5 миллионов рублей, то есть сейчас для этого потребовалось бы порядка 15-18 миллионов гривен.
Правда, донецкий городской голова смотрит на эту проблему с гораздо большим оптимизмом. По его мнению, очистить город от вредных отвалов можно уже сегодня — за счет бизнесменов: “Это потенциальные инвесторы, которые хотят получить земельные участки на месте терриконов или на прилегающей территории”, -полагает он.
Кстати сказать, ровно год назад главный архитектор Донецка Станислав Ващинский заявил в интервью одной из областных газет, что уже есть инвестор, который готов за свой счет освободить территорию отвала в Калининском районе и на этой территории построить микрорайон. “Это не фантастические планы, — цитировало издание главного архитектора. — Инвестор намерен построить на месте породоотвала микрорайон на 15-20 тысяч жителей”. С. Ващинский утверждал, что расходы на вывоз породы незначительны по сравнению с потенциальной выгодой строительных компаний. “В центре Донецка уже практически не осталось свободных площадей для строительства жилья, поэтому инвесторам выгодно. Пока еще, правда, опасаются это делать, но как только появится первый смельчак, все терриконы разберут” — говорил он.
И пойдет тепло по трубам
Пока же местные бизнесмены не выстроились в очередь за терриконами, ученые предложили пустить их… на отопление жилья. Национальная академия наук совместно с областным коммунальным предприятием “Донецктепло-коммунэнерго” создали комплексную программу по модернизации энергетики Донецкой области. Эту программу презентовал на недавнем форуме “Аква-2008” профессор НАН Украины, директор института технической теплофизики Анатолий Долинский.
По его словам, на отработанных терриконах можно установить тепловые насосы и лет 20-30 получать тепло для обогрева домов. Для этих целей в области может быть задействовано около ста потухших терриконов: по трубопроводам тепло породы из отвала будет пропускаться через компрессорную технику и там доводиться до температуры 60-65 градусов. Как заверил киевский профессор, это нововведение позволит уменьшить расход газа более чем на треть, а это, согласитесь, весьма актуально в свете последних событий, развернувшихся вокруг голубого топлива. По подсчетам специалистов, на реализацию данного проекта нужно почти 700 миллионов гривен. Но если деньги удастся найти, пользу от него можно получить просто фантастическую. Ученые гарантируют, что в этом случае Донецкая область всего через пять лет сможет практически перейти на альтернативную энергию. Как отметил Анатолий Долинский, для этого в Донбассе есть все — и площадки, генерирующие тепло, и необходимые научные разработки.
Что же касается менее затратных проектов применения шахтных отвалов, они не отличаются многообразием. Породу терриконов предлагают, в лучшем случае, использовать при строительстве дорог и метро, в худшем — засыпать ею овраги или применять для послойной пересыпки мусора на полигонах твердых бытовых отходов.
Таблица Менделеева в отвалах
Последнее обстоятельство весьма удручает профессора кафедры “Полезные ископаемые и экологическая геология” ДонНТУ, доктора геолого-минералогических наук Бориса Панова. По его глубокому убеждению, террикон — не мусор, а ценное рукотворное месторождение. Каждый из них — богатство, причем богатство, которое уже добыто, а значит — теперь им нужно грамотно распорядиться.
— Шахтная порода как следует не изучена, а ведь породные отвалы содержат почти всю таблицу Менделеева, — рассказал Борис Семенович “Панораме”. — В них — высокое содержание редкоземельных металлов и даже есть золото.
По словам профессора Панова, в Николаеве работает самый крупный в Европе глиноземный комбинат, а залежей сырья — бокситов, из которых традиционно получают глинозем, а потом и алюминий, — в Украине нет. Мы его привозим из-за границы — России, Гвинеи, Австралии.
— А ведь в целом порядке донбасских терриконов глинозем есть! — говорит Б. Панов. — Наиболее высокое его содержание зафиксировано в отвалах шахт “Мушкетовская”, имени Горького, №8 “Ветка”, “Красногвардейская”. Более 20% глинозема содержится в отвалах обогатительных фабрик. Существуют и технологии извлечения цветных и благородных металлов из шахтных отвалов. Например, поляки и французы извлекают глинозем при помощи кислоты.
Говоря о зарубежном опыте решения проблем терриконов, Борис Семенович рассказал, что в Пенсильвании, где добыча угля ведется почти столько же времени, сколько и в Донбассе, правительство ежегодно выделяет на экологию 8 миллиардов долларов плюс — средства из других источников: компаний и руководства штата. Кроме того, и в Америке, и в Европе, и в Австралии порядок разработки месторождений таков, что государство выдает лицензию на добычу ископаемых только через экологические службы. Экологи выезжают на место, чтобы оценить, насколько деятельность человека нарушит биологическое равновесие.
— Лицензия выдается только с условием, что после отработки все будет восстановлено в первоначальном виде, подчеркнул профессор. — То есть терриконы однозначно возвращаются обратно в выработки или перерабатываются, земля рекультавируется. Но чем отвалы убрать, обязательно оценивают, все ли полезное из них извлечено.
Кстати, рассказывают, что в 1991 году группа энтузиастов создала частное предприятие “Вулкан” и нашла иностранных инвесторов, взявшихся помочь нам с уборкой терриконов и переработкой этой массы пород. Иностранцы поставили единственное условие: “Все полезные ископаемые, которые мы найдем в ваших терриконах, будут нашими”. На что ответственные лица ответили: “Нет, самим надо!” и не дали добро на эти работы. Казалось бы, радея за народное добро, чиновники проявили государственный подход. Но с другой стороны — так и стоят по сей день эти “ценнейшие” горные отвалы, занимая огромную площадь, пылят, дымят, а иногда даже взрываются и убивают людей.
  Светлана КОВАЛЬ  Панорама  8 мая 2008

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *