За что в Донецке любят Донецк?

За что в Донецке любят Донецк?
Буду честен. Мне нужно было написать статью о том, что любят и чего не очень в Донецке. Суровая тема. Ответственная тема. Я задумался…
И тут меня осенило – в Донецке любят поесть на трибунах! О, как мы ели на трибунах в 70-е и 80-е годы! В каждом зрительском секторе шумела и чавкала своя маленькая свадьба!.. Потом, конечно, изменения в мире международного футбола (я очень тонко и деликатно намекаю на буйство британских болельщиков) вынудили везде принимать меры безопасности – и с набором столового серебра на 24 персоны на стадион уже не пускали… Но в 80-е, а тем более в 70-е закусывали ого-го! Банки, бутылки, кружки, кастрюли, миски, даже судки с холодцом в жару особо прожорливые несли… Самые хлебосольные дамы даже милиционеров из оцепления кормить пытались.
А разве с гамбургером или пачкой чипсов — это футбол! Гамбургером с кока-колой душу не обманешь! Нет, не верю я в то, что мир меняется к лучшему.
А еще в Донецке любят домино. Об этом стоит особо предупреждать иностранных гостей – если вдруг в тихом с виду дворике начинают раздаваться дикие крики, то это вовсе не очередной дворцовый переворот или битва двух молодежных банд. Это честные, богобоязненные налогоплательщики играют в домино. И кто-то поставил не то, что нужно. Или – что еще хуже! – подсказал что-то не то.
У нас очень не любят, когда подсказывают в домино! Но еще больше не любят, когда мешают подсказывать футболистам с трибуны. Если, опять же, на трибуне раздаются дикие крики – это снова не попытка дворцового переворота, это кто-то кому-то помешал подсказывать футболистам. Причем, оба действующих лица орут одинаково громко.
Что еще? Ну, не любят, когда животных обижают. Не любят даже когда животным мешают разрывать клумбы с известной целью… С вами, что ли, не бывало?
И, вообще, здесь любят все, что естественно. Но в рамках  приличий. Опять же, если собака задрала ногу на дерево, но светски виляет хвостом – значит, собака знакома с правилами общественного приличия. Если на ком-то порвали футболку, значит потому, что это футболка клуба, который в городе не особенно любят, а вовсе не за политические взгляды, цвет кожи, сексуальную ориентацию или запах одеколона. (Хотя из-за последнего иногда и следует…)
О правилах общественного приличия, скажу я вам, разговор должен быть предельно деликатен! Дончане не любят когда им подсказывают даже в этом вопросе. Если гости города, к примеру, видят, что дончанин лепит куда-нибудь жвачку, НЕ НАДО ему ничего говорить! Наверняка, он пытается хоть на время, до приезда ремонтной бригады, скрепить расползающиеся части какого-то сооружения, устройства, частей одежды… У меня самого однажды отстала подошва от босоножки. Я жвачкой и скрепил. И пусть все вокруг смеялись, но домой-то я спокойно дошлёпал. 
Кстати, надо запатентовать… К нарушению авторских прав дончане, продолжим дальше, особенно восприимчивы. Если, допустим, дончанин говорит в ваш адрес какие-нибудь слова, пусть даже самые необычные – НЕ НАДО их повторять! Это вам не «Коламбиа Пикчерз» и не фирмы грамзаписи – за артефакты будут стоять насмерть!
А вот петь местные песни или орать в адрес противников нашей сборной то же, что кричит дончанин – это милости просим! Тут всегда будут рады, одобрят, ободрят, «Чупа-Чупсом» угостят…
Далее. Особое место в жизни дончанина занимают очереди. Если к попыткам нарушить порядок какой-нибудь второстепенной очереди (за продуктами питания, почтовым переводом, к врачу) горожане отнесутся вполне толерантно, то нарушителей очереди спеть в караоке, за пивом и билетами на футбол ждет страшная участь – остаться без пива, билетов и уйти без прощальной песни…
И тут мы между делом подошли к самому главному. Здесь не любят проигрывать. Во всём. И проигрывают крайне редко. А когда хоть редко да и проигрывают – еще реже позволяют, чтобы над нами злорадствовали. Не потому, что обидчивые, а – с обостренным чувством такта, не позволяющем никому насмехаться над каким бы то ни было поверженным противником. Даже над собой, двухметровым мужиком с пудовыми кулаками – и насмехаться только потому, что какой-то мужик там, на поле, не попал в створ ворот… 
А вот вспомнил еще более главное! Не приведи Господи кому-нибудь, хоть Мишелю Платини, при упоминании фамилий «Старухин», «Соколовский» или «Грачёв», спросить: «А кто это?» Я даже говорить больше ничего не буду… Я предупредил.
Здесь, вообще, крайне не любят, когда гости из мест с другим климатом, с другой растительностью и животными, с другой историей и песнями, с другими играми и командами, начинают сомневаться в целесообразности нашего образа жизни, навязывать нам свои ценности… А то и поучать, помахивая только что наколотым на вилку нашенским вареником с картошкой и шкварками, обсыпанным мелко нарезанным и поджаренным на постном масле луком… (Не-е-е-е, ну как мы жрали на трибунах в 70-80-е! Если бы женам болельщиков разрешали выходить на поле, то упомянутым Старухину, Соколовскому, Грачеву, и всем остальным игрокам пришлось бы заканчивать спортивные карьеры преждевременно – из-за ожирения. А и ну ее, карьеру – главное, что накормлены!) Так что, поучать не стоит.
Еще одна особая статья – терриконы. Вам всегда расскажут ЧТО это, ИЗ ЧЕГО это, в какую геологическую эпоху они образовались, сколько трудов это стоило, и сколько затрат можно окупить, если тщательно перебрать на запасные химические элементы хотя бы один из них… Но если, выслушав все это, вы скажете что-нибудь вроде: «А-а-а-а, это отходы горнодобывающей промышленности!..», то… Это верх бестактности! Это… За это…
И под конец – о религии. Не поминайте Бога всуе, если не приняли во внимание чего-то из вышеперечисленного.

ИГОРЬ ГАЛКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *