«Небоскребы» Макеевки: нет — безымянным терриконам!

Не так давно в столице Донбасса появилась новая традиция – присваивать имена выдающихся земляков и просто людей, сделавших весомый вклад в становление и развитие нашего края, как вы думаете, чему? Ответ весьма неожиданный – терриконам.

С такой инициативой выступило и успешно воплощает ее в жизнь созданное в Донецке в 2009 году регионального общество терриконоведов. За последние несколько лет имена присвоены уже 11 породным отвалам. Пока только в Донецке, но авторы идеи намерены выходить не только за рамки города, но и за пределы Донбасса!
«А почему макеевские терриконы, не менее красивые и величественные, если к ним присмотреться, должны оставаться безымянными?» — подумали мы. Так, собственно, и родилась идея нашего нового спецпроекта «Небоскребы» Макеевки», который станет частью проекта большого, инициированного обществом терриконоведов.
В рамках серии публикаций на эту тему мы поведаем вам такие интересные подробности об истории породных отвалов Макеевки, и не только, которые заставят искренне удивиться даже знатоков.
Более того, принять самое непосредственное участие в этой акции мы предлагаем и вам, наши дорогие читатели. В связи с чем объявляем конкурс: предлагайте, чьи имена, на ваш взгляд, и почему достойны того, чтобы их носили символы Донбасса, терриконы. Предложенные вами варианты будем печатать на страницах «МР», обсуждать, выбирать лучшие и заявлять уже в качестве официальных имен «небоскребов» Макеевки.


Мы не дарим терриконы…

Как рассказал «МР» председатель Общества терриконоведов Александр Легенький, идея называть породные отвалы именами наших выдающихся земляков пришла к ним в 2009-м, в год, когда легендарный футболист донецкого «Шахтера» Виталий Старухин отмечал свое 60-летие. «Чем бы таким неизбитым и оригинальным порадовать кумира миллионов?» — задумались терриконоведы. Думали-думали и придумали более чем оригинальный вариант – назвать его именем один из терриконов Донецка. Причем не какой-нибудь, а тот, что расположен в знаковом и для самого футболиста, и для многих болельщиков месте – возле стадиона «Шахтер». Именно с этого террикона фаны прошлых лет, которым не посчастливилось приобрести билеты на матчи, наблюдали за играми любимой команды.
 — Есть имена у улиц, районов, так почему же нельзя дать достойное название террикону? – говорит Александр Легенький. – Эти шедевры, произведения труда доблестных шахтеров, по высоте не уступают некоторым горным вершинам, у которых  есть имена, а у наших – нет.
При этом он отмечает, что они не дарят терриконы тем, чьи имена им присваиваются (поскольку не имеют такого права), а именно увековечивают их память вот таким оригинальным образом.
В 2010 году еще четыре террикона получили имена. Один из них, расположенный неподалеку от Донецкого металлургического завода, назван именем основателя Донецка Джона Юза. Согласитесь, пройти мимо этой фигуры было бы крайне несправедливо.
Имя еще одного инвестора, сыгравшего знаковую роль в истории Донецка, также увековечено в названии террикона. Это Эдуард Теодор Боссе, российский инженер и предприниматель, организатор и руководитель машиностроительного и чугунолитейного завода в тогда еще поселке Юзовка, один из видных основателей промышленности Донбасса и города Донецка.
Одним из первых «тезку» в виде террикона приобрел знаменитый русский кузнец Александр Романов. Именно он в свое время активно поддержал идею создания в Донецке парка кованых фигур. Когда ему презентовали специальный сертификат, мастер так обрадовался, что сразу заспешил на экскурсию на подаренный террикон и даже забрал домой, в Ульяновск, мешочек породы.
«Свой» террикон теперь есть и у известного донецкого краеведа и историка Евгения Ясенова, автора книг «Прогулки по Донецку» и «Город, который придумал Юз». Он одним из первых заговорил о терриконах и их истории публично, со страниц газет, и даже сделал серию фоторепортажей о Донецке с вершин нескольких породных отвалов.


Шварценеггер – наш мужик!

Абсолютно неожиданным стал для нас тот факт, что одна из «донбасских вершин» носит имя совершенно, казалось бы, не нашего героя – Арнольда Шварценеггера. Как рассказал Александр Легенький, это тоже неслучайно.
— Мы провели небольшое социологическое исследование среди донецких шахтеров и выяснили, что именно образ Шварценеггера в сознании нашего народа – это собирательный образ настоящего донецкого мужика. Шахтеры говорили: «Он такой же большой, сильный и всего добивается сам!».
Также терриконы Донецка носят имена известной донецкой гимнастки советского периода Полины Астаховой, советского спортсмена-дзюдоиста Юрия Зусера, пресс-атташе ФК «Шахтер» Руслана Мармазова. Один из терриконов назван именем портала «Донбасс name», который первым поддержал проект. Еще один породный отвал назван Терриконом пограничников Донбасса.
На этом терриконоведы останавливаться не планируют. В перспективе они собираются дать имена как минимум сотне породных отвалов. В целом же в Донецкой области их насчитывается около полутора тысяч.
В Макеевке, как рассказал нам начальник управления по тушению, профилактике и рекультивации земель ГП «Макеевуголь» Сергей Шокотько, на сегодня 89 породных отвалов. 40 из них находятся на балансе ГП «Макеевуголь», 11 действующие.
На именуемых высотах никаких обозначений пока нет. Имена не обозначаются на картах и в путеводителях. Характер у этой инициативы больше общественный, нежели официальный, ведь именной террикон для градоустройства ничем не отличается от безымянного. Но, согласитесь, есть что-то притягательное в этой идее! Безликие, похожие друг на друга, серые отвалы, получая имя, становятся не такими уж одинаковыми. Да и есть ли у Донбасса что-то более отличающее наш регион от других, чем эти удивительные, рукотворные горы?


Елена Чернухина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *