Не будет больше в Донбассе терриконов. Юннаты 70-х

Не будет больше в Донбассе терриконов. Юннаты 70-хПроблема терриконов, количество и объемы которых в послевоенном Донбассе увеличивались огромными темпами, теребила умы советских ученых. Донецкий ботанический сад, одним из основных научных направлений которого было озеленение терриконов, экспериментировал с различными видами деревьев, подбирая самые подходящие для разных типов терриконных «почв». Непосредственно в процессе высадки растений на терриконах активное участие принимали дети — ученики школ, расположенных по соседству с шахтами и предприятиями. Об одном таком озеленении рассказывал журнал «Юный натуралист» №10 в 1977 году, статью из которого мы и предлагаем вашему вниманию.
Виноград на терриконах
В этот раз я приехал в небольшой донецкий город Енакиево в ту пору, когда журавли курлычущим клином выбивали голубую от первых заморозков осень.
Я был здесь два года назад весной. В степи на курганах пробивалась из черной прогретой земли седая трава. А сама степь пламенела алыми тюльпанами, дымилась голубовато-лиловыми ирисами, тлела в сырых буераках золотистыми звездочками гусиного лука.
Но чем ближе я подъезжал к городу, тем скуднее становилась природа вокруг. Как будто что-то невидимое глазу выедало ее цветы и краски. Еще с километр назад ковыль плескался, как река в паводок, а сейчас крохотные островки его редко виднелись среди россыпей рыжих и серых камней. И все чаще стали встречаться дымящиеся терриконы.
— Шахты растут, — сказал Александр Степанович Чабанов, заместитель директора Енакиевского коксохимического завода, и вздохнул, — а породу вывозят в степь. Десятки лет вывозят. А иначе куда ее денешь?
Прислушиваясь к его словам, я вспомнил недавно виденное мной. Да, Александр Степанович говорил правду. Амфитеатром опоясывают гигантскую чашу коксохимзавода искусственные горы. В южноукраинской степи они появились где-то в пятидесятых годах, когда возникла новая, перспективная отрасль промышленности — коксохимическая. Уголь, поступающий из шахты, промывают. Это и называется флотацией. Ненужная пустая порода всплывает. Ее собирают и вывозят вагонетками в степь. Летом во время сильного ветра мириады рыжевато-бурых порошинок срываются со склонов искусственных гор и обволакивают город.
— Неужели нельзя никак использовать эту злополучную породу?
— Пытаются, Сейчас за это крепенько взялись. — И вдруг он оживился, повернул ко мне улыбающееся лицо. — Раньше считалось, что вот эта самая пустая порода, остающаяся после добычи угля, бесполезна для растений, что это «мертвый грунт». Но вот не так давно на Донецкой опытной станции садоводства провели такой опыт: собрали траву, росшую на старых терриконах, и провели ее полный химический анализ, чтобы выяснить, чем же она питалась, что сумела извлечь из пустой породы. И что же оказалось? В этой траве некоторых питательных элементов, например калия, было даже больше, чем в росшей на обычной земле. Да и органического вещества, того самого, -которым богат чернозем, они содержат немало… Пробовали добавлять терриконные породы различным полевым и огородным растениям. И что же? Люцерна росла, например, значительно лучше там, где вместо обычных минеральных удобрений в почву добавляли сланцы. И даже капризные плодовые растения — дички яблони и груши — предпочитали шахтную породу калийным и фосфорным удобрениям. И, что особенно интересно, в них накапливалось больше хлорофилла.
И когда мы уже въезжали в город, он мне сказал, как посоветовал:
— Тушат рядом с нами террикон. Будут в этом году засаживать его. Ребята помогают. Это из семнадцатой средней школы. Хорошие ребята.
На следующий день утром я был у террикона. Ворчал наверху бульдозер, разгребая остроугольную вершину. Террикон паровал: на него подавали воду насосы.
А внизу было радостное оживление. На грузовиках подвезли саженцы. Горняки ходили сосредоточенные и серьезные. Рядом суетились школьники. Они разбирали саженцы. Это были в основном саженцы белой акации.
Учительница биологии, руководитель кружка юннатов Наталья Ефимовна Филипченко восторженно говорит мне, что с терриконами теперь будет покончено навсегда.
— Не будет больше в Донбассе терриконов, — убеждает она и рассказывает об эксперименте, проведенном на Дружковском руднике, где добывали высококачественные огнеупорные глины. При разработке нового карьера, чтобы обойтись без зловредных горных отвалов, придумали сразу возить вытянутый грунт в большую широкую балку Коваленков Яр. И что же? Балки уже нет: засыпали, заровняли, нанесли сверху слой чернозема. Получилось сто гектаров отличного поля, уже переданного колхозу.
Неужели и вправду с терриконами будет покончено? Хорошо! Но как быть с теми, что уже есть, существуют, поедают кислород? День и ночь они дымят, коптят, пылят. Сизые едкие дымы от них заволакивают окружающие шахтерские поселки.
Ответ может быть только один. На них нужно разбить парки, вырастить сады.
— Многие недоумевают, — говорит Наталья Ефимовна, — деревья вырастить на камнях? Что-то маловероятное.
Но недавно ее юннаты узнали, что на Среднем Урале один ученый-биолог успешно занимается озеленением отвалов. Правда, удавшийся эксперимент осуществлен в условиях влажного климата. Степной же Донбасс — засушливый район. Летом камни раскаляются до 50 и больше градусов. Хотя у насыпных отвалов есть одна счастливая особенность. Оказывается, почва достаточно хорошо насыщена воздухом на большой глубине. Стало быть, необходимое количество кислорода в каменистом грунте сможет в какой-то степени компенсировать недостаток влаги в засушливую летнюю пору. Последнее обстоятельство вселяло оптимизм.
Несколько дней, сердясь на пыль и гарь, ворчал бульдозер, широким ножом разравнивая площадку. Несколько дней, поливаемый водой, паровал террикон и наконец, пригашенный, остыл. Горняки, засучив рукава, взялись за лопаты. Им помогали ребята. В вырытые ямки-лунки они добавляли чернозем, осторожно присыпали им корни белых акаций, кленов и тополей. А Сережа Матюхин из шестого класса принес три черенка дикого пятилисточкового винограда и под улыбчивые взгляды товарищей закопал их в «мертвый грунт». Черенки были молодыми, крепкими, в зеленых искрах свежих побегов.
— Ну теперь у нас будет свой виноград, — шутили горняки.
Хороший запев, как известно, ведет за собой песню. Той весной в городах Кадиевке, Антраците, Первомайске и Горловке были потушены двадцать пять терриконов. В Красном Луче этот почин подхватили пионеры и комсомольцы. Особенно усердно за работу взялись в средних школах № 7, 13, 20, в восьмилетней № 21. Школьники обсадили акациями старые терриконы шахт «Богдан», имени «Известий».
И вот я опять в Енакиеве. По-осеннему прозрачные дали. Древней позолотой стекает с косогора близкая тополиная роща. Во дворах цветут маки. Пылают, как комья жара, — глазам больно. Но веет от них холодом. Уже бывают заморозки по ночам.
Не спеша с Сережей Матюхиным, теперь уже девятиклассником, иду к террикону. За палисадниками груши свисают с ветвей большими янтарными каплями. Красными ягодами зацвела седая калина. Осень — прекрасная пора в Донбассе!
Сережа рассказывает, как в первую же зиму зачастили дожди вперемешку со снегом. Ледовый панцирь покрыл крутые склоны отвалов. С невероятными усилиями ребята карабкались на вершину, чтобы осмотреть каждое деревце. А летом, в жару, надо полить, обласкать его.
Зато теперь на терриконе прижились и растут белая акация, клены и тополя. Но самое удивительное — принялся и пошел в рост дикий пятилисточковый виноград, черенки которого под добрые шутки горняков два года назад посадил Сережа.
Я держу в руках иссиня-черную кисть. Пробую на вкус — кислосладкий виноград чуть горчит. Листья его похожи на детские ладошки, полные блестящих зеленых лучей.
Виноград упорно взбирается все дальше вверх по осыпающейся серой поверхности, цепляясь своими изящными усиками за малейшую неровность террикона. И от этой зелени террикон будто налился светом.
Я дышу полной грудью. Осень пахнет родниками и сухой полынью.
Виктор Максимов, «Юный натуралист», №10 1977 г.

5.10.2013 Алексей Федько infodon.org.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *