Сучки и задоринки зеленого кольца шахтерской столицы

Сучки и задоринки зеленого кольца шахтерской столицыНашему промышленному региону тяжело дышать без лесной защиты. Сегодня мы рассказываем о том, кто её создает и что мешает специалистам
Растут дубравы в тени терриконов
«На юго-западном отроге донецкой возвышенности, в верховьях водораздельного кряжа между р.р. Кальмиусом и Волчьей, расположено во многих урочищах 313 дес. старого леса, принадлежащего Новороссийскому обществу. Леса эти являются единственными представителями древесной растительности на границе абсолютно степного Мариупольского уезда».
Составители изданного в позапрошлом веке сборника «Леса Екатеринославской губернии», к сожалению, не назвали причину, по которой Лукоморье обрело известность абсолютно степной зоны. Леса здесь росли еще во времена царя Гороха, о чем свидетельствуют сохранившиеся по сей день островки байрачных дубрав. Однако практически все они были вырублены корабелами Петра Первого, солеварами и появившимися в этих местах углежогами. К исправлению ошибки далеких предков потомки приступили довольно поздно, в середине прошлого столетия, когда на территории столицы шахтерского края и прилегаюших землях были заложены первые культуры древесных пород, которые безо всякой натяжки следует считать уникальными.
Уникальность состоит в том, что леса пришлось садить на успевших побывать под технологическим прессом почвах, у подножий горящих терриконов и на задворках предприятий. Но, как сказал главный лесничий области Петр Балеха, это была единственная возможность возродить изуродованные земли и тем самым ослабить негативное воздействие промышленности на жителей региона. Заодно лесоводы начали возводить вокруг города Сталино (теперь Донецк) зеленое кольцо, которое играло роль живой защиты и одновременно служило зоной отдыха.
И вот, по истечении пятидесяти восьми лет, можно с уверенностью утверждать, что нелегкая, но благородная миссия полностью выполнена. Сегодня в состав государственного предприятия «Донецкое лесное хозяйство» входят четыре лесничества: Кировское, Петровское, Пролетарское, Макеевское, где насчитывается порядка шести с половиной тысяч гектаров насаждений.
На опушках — кострища и бутылки
Учитывая специфические трудности выращивания леса на бросовых землях, программа озеленения шахтерской столицы давалась с большими потугами. Осложняло ее, как ни странно, упорное противостояние тех, ради кого садили деревья, то есть непосредственно дончан. За световой день мы с главным лесничим области побывали в нескольких урочищах. И везде наблюдалась набившая оскомину картина: покрытые лишайниками кострищ опушки, опорожненные бутылки, пакеты мусора, обезглавленные сосны.
— Все это считается нашей недоработкой, — с горечью констатирует Петр Балеха. — Но как прикажете усмотреть за порядком малочисленной лесной охране, которая, к тому же, не наделена соответствующими должностными полномочиями? А смехотворно низкие штрафы, а неприкрытое хамство со стороны состоятельных граждан… Буквально нынешним летом наткнулся на расположившуюся в сосняке семейку. Дорогой внедорожник, сотворенный из нержавеющей стали мангал, глава семейства дает сынишке уроки метания топорика в ствол живой сосны. Делаю мужчине замечания, но в ответ слышу:  «Да пошел ты.., пока я из тебя решето не сделал». А ведь я был в форме с генеральскими погонами, предъявил служебное удостоверение…
Кроме бытовых отходов, в зеленую зону выбрасывают и по-настоящему жуткие вещи. Сравнительно недавно главный лесничий вместе с другими членами рейдовой бригады обнаружил в одном из урочищ убитого ножом мужчину. Да и вообще,  лес в обывательском понимании по­чему-то представляется местом, где можно безнаказанно загаживать природу и творить другие не менее темные делишки. В частности,  эту точку зрения до некоторых пор разделяли семеро юнцов, устроивших в дубраве наркопритон. Одного из них успела спасти вызванная лесной охраной по телефону бригада «скорой», остальные шестеро отошли в мир иной до приезда медиков.
Беспардонное отношение дончан к зеленому другу особенно заметно прослеживается в хвойных насаждениях. Каждую зиму охрана отлавливает десятки охотников за новогодними елками, однако их ряды только множатся. А это, как вы понимаете, не проходит бесследно. В частности,  на боевом посту скончался лесничий Олег Кузьменко. Молодой еще человек так истрепал себя в войне с самовольными рубщиками елок, что после очередного инцидента у него просто отказало сердце.
Пока они еще шумят
Петру Балехе в выборе будущей профессии помог дед Пантелеймон, раскулаченный крестьянин, четверть века проведший в лагерях и на лесоповале.  «Я потерял все зубы, но выжил благодаря дарам леса: ягодам, грибам, кореньям. И запомни, внучок, пока шумят зеленые насаждения, человечество не пропадет с голодухи», — говорил он.
Родина по достоинству оценила труды главного лесничего области, однако самой высокой наградой следует считать названное в его честь урочище у околицы Моспино, которое провожатый выхаживал с усердием добросовестной няньки.
— Это киевские устроители во всем виноваты, — смущенно оправдывается Петр. — Почему-то возомнили, что основная заслуга принадлежит мне (так оно, собственно, и есть. — Прим. Ю.Х.), и назвали урочище «Балехино».
И действительно, даже при самой критичной оценке молодого леса убеждаешься, что это далеко не самое худшее место на планете. Запах хвои и полыни, небольшой пруд у опушки, усыпанная полевыми ромашками просторная балка, на склонах которой потомок деда Пантелеймона мечтает посадить сотню-другую гектаров крымской сосны, белой акции, фундука, серебристого лоха.
Но едва ли ему удастся осуществить задуманное: на косогоре, почти у самых домов Моспино, свежайший угольный разрез. При виде чужаков бравый молодец покидает кабину экскаватора и, схоронившись за железным конем, звонит кому-то по мобильному телефону.
Там, где планировали заложить молодой лес, идет добыча угля.
— Ну вот, прежде чем приступить к закладке леса, надо добиться закрытия самовольной копанки и привести в порядок испохабленную землю, — огорчается Петр Иванович. — С последним пунктом мы справимся, так сказать, имеем опыт в этом деле, а вот первое явно не по зубам…
Как известно, по количеству деревьев на среднестатистическую душу наш регион занимает одно из последних мест в Украине и Европе. Однако столь удручающее положение, похоже, не препятствует наступлению шахтерского мегаполиса на зеленого друга. Так, ради строительства автомагистрали Донецк — КПП «Успенка» пришлось пожертвовать семидесятью гектарами пятидесятилетней дубравы, после чего в защитном кольце образовалась еще одна зияющая прореха.
Да и вообще, донецкие лесоводы сегодня пребывают в крайне стесненных рамках. Одна из проблем состоит в том, что практически все прилегающие к городу земли после распаевки обрели статус частной собственности со всеми вытекающими отсюда последствиями. Впрочем, насколько я успел заметить,  это обстоятельство особо не печалит коллег Петра Балехи:
— Если государство пособит техникой и финансами, за нами дело не станет, — в один голос заявляют они. — Беремся в минимальные сроки восстановить разорванное кольцо, освоить терриконы, отвалы и вообще сделать Донецк самым зеленым городом Украины и Европы.
Каждый год — плюс сто гектаров
В соответствии с разработанной программой лесоводы Донецка ежегодно создают свыше ста гектаров новых насаждений. Главные породы — сосна крымская, дуб обыкновенный, орех черный, клен остролистый, тополь, белая акация.
09.07.2012 Юрий Хоба(Фото автора) donbass.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *