Терриконы сквозь призму веков

Терриконы сквозь призму веков

Переработкой породных отвалов в Донецкой области занялись бизнесмены
Многие аварии и взрывы метана в шахтах провоцируются всего лишь одной искрой, вызываемой ударом металлического резца комбайна о серный колчедан, элемент, способный давать искру высокой температуры. Иногда породные отвалы загораются внезапно, даже после многолетнего покоя. Запах же серного колчедана, в больших количествах содержащегося в терриконах, можно почувствовать во многих донецких шахтерских городах даже в центре…
Беда, притаившаяся в недрах донбасских терриконов, не раз вырывалась наружу. Не исчезла эта угроза и сегодня. Тем не менее, как показывает опыт, с этой опасностью можно и нужно бороться.
Майским утром 1966 года в городе Димитрово взорвался террикон. По законам социалистического времени страна ничего не узнала об этой крупной техногенной катастрофе и мирно готовилась к очередному празднику Победы. Между тем в результате взрыва был уничтожен жилой поселок Нахаловка и погибли более 60 человек, сгорев заживо под завалами раскаленной породы. Но об этой трагедии и до сих пор знают только некоторые научные консультанты: акты расследования были засекречены. Зато специалисты говорят, что такая трагедия запросто может повториться сегодня.
По мнению академика АИН Украины Бориса Грядущего, принимавшего участие в расследовании взрыва под Нахаловкой, причина трагедии на шахте им. Димитрова производственного объединения «Красноармейскуголь» — сильные ливневые дожди, спровоцировавшие оползень породного отвала на одном из терриконов. Когда масса в сотни тонн сползла с террикона, открылось жерло «вулкана», и из-за резкой смены температуры и попадания воды произошел взрыв. Ведь температура в центре такого отвала породы, особенно конусообразного, иногда достигает 3 тысяч градусов. Известно, что несколькими годами раньше подобная техногенная авария произошла на шахте «Трудовская» в Петровском районе Донецка. К счастью, тогда обошлось без жертв — жилых домов поблизости не было.
Безымянные горы на карте Украины
В настоящее время город Донецк и другие украинские шахтер¬ские города окружены именно такими медленно прогрессирующими «вулканами». Только в одном Донецке 68 терриконов, и в опасном соседстве с ними живут более 44 тысяч горожан. Многие годы медики уверяли общественность, что радиационно терриконы безопасны, «всего лишь» отрицательно воздействуют на дыхательную систему человека. Конечно, чиновники от медицины по долгу службы не имели права создавать панику среди населения. Между тем естественный радиационный фон в Донецке составляет 20 микрорентген в час. Это как на границе чернобыльской зоны отчуждения. Но блиц-опрос, проведенный на одной из центральных улиц Донецка в октябре 2008 года, показал, что лишь единицы горожан осведомлены о подобной опасности.
В Донецкой области в настоящее время насчитывается более 700 терриконов. Рядом с ними расположены рабочие поселки. Их жители берут уголь с терриконов для отопления, детишки лазят по горам, осваивая нелегкую науку альпинизма. А по ночам можно увидеть красивое голубое зарево над терриконами, которое многие годы воспевается в стихах местных поэтов. Но не спешите восхищаться романтикой. Это зарево создается излучением редкоземельных металлов в атмосферу под воздействием высокой температуры внутри террикона. Ведь эти породные отвалы содержат порой всю таблицу Менделеева.
Специалисты говорят, что любой террикон высотой более 50 метров представляет угрозу, особенно если он конусообразный. Терриконы горят внутри, поэтому снаружи ничего не видно, под землей же температура достигает 500 градусов. Но при том, что ничего не видно, в воздух выходит угарный газ, непременно образующийся при горении. Как воздействует угарный газ на здоровье человека, думаю, никому объяснять не нужно. Однако после 1991 года проблемой терриконов никто не занимается на государственном уровне, отдав ее на откуп частному бизнесу. Да, на новых шахтах теперь уже не устраивают конусных отвалов, делая их плоскими. Но как быть со старыми, закрытыми и закрывающимися шахтами, окруженными горящими терриконами? Никому не хочется вкладывать деньги в заброшенные территории, и ответственность за них никто не несет.
Кроме того, вся тепловая энергия этих рукотворных «вулканов» беспрепятственно улетучивается в атмосферу. А ведь ее можно использовать на благо людей. Ученые Днепропетровского национального горного университета совместно со специалистами Донецкого технического университета давно уже разработали ряд предложений, связанных с использованием высокой температуры терриконов. Например, предлагалось пробурить скважины и установить приемники тепла. Но сегодня лишь немногие шахты могут позволить себе решать подобные задачи.
Одна из них — шахта им. Засядько в Донецке, построившая установки по производству электроэнергии и тепла из метана угольных пластов. В настоящее время на шахте установлена электростанция мощностью 66 МВт с двенадцатью когенерационными модулями. Всего планируется установить 22 таких модуля, которые будут ежегодно производить 540 млн кВт/ч электроэнергии, перерабатывая 250—300 млн кубометров шахтного метана. По оценкам экспертов, запасы метана угольных пластов в Донецкой и Луганской областях превышают 3 трлн кубометров.
Еще одна проблема — оседание земной поверхности над выработанными подземными коридорами, которое сегодня никем не контролируется. Горловка, Донецк, Макеевка — это огромные подработанные территории, содержащие в себе постоянную угрозу. Ведь проседание поверхности всегда связано с усиленным выделением метана. Между тем мир давно уже не знает подобных проблем: в угольных бассейнах Америки, Польши и Германии не видно терриконов. Там пустая порода перерабатывается, смешивается с песком и другими добавками, а затем закладывается обратно в выработанное пространство.
Промышленные свалки из… золота
Казалось бы, так просто! Почему же этого не делается в Украине? Уже делается. Но мало. Все дело в переработке пустой породы из терриконов. Специалисты угольной промышленности говорят, что кроме угля при повторной переработке терриконов можно «добыть» ощутимое количество глинозема Al2O3 — ценной руды для получения алюминия, золота, редкоземельных металлов — галлия, германия. По мнению заведующего кафедрой полезных ископаемых Донецкого национального технического университета Бориса Панова, террикон — не мусор, а ценное рукотворное месторождение.
Но в переработку терриконов нужно вкладывать деньги, которых у государства нет, и это аксиома. Или теорема. И пока с этим разбираются политики, плохо изучавшие в школе алгебру, в последние годы разработкой «новых месторождений» занялись бизнесмены, оформляющие право аренды на земельные участки с терриконами. Одно из таких предприятий — НПО «Механик», которое разрабатывает в настоящее время бывшие терриконы шахт №4 и №24 в г. Снежном Донецкой области, построив здесь обогатительную установку «Снежнянская-1» высотой 32 м. Фабрика перерабатывает углесодержащую породу и делит ее на чистую породу и уголь, отвал подвозится на фабрику машинами.
Технология переработки довольно проста и основана на разности плотностей минералов. Порода «взрыхляется» водой, подаваемой под давлением. При этом тяжелые породы тонут, а уголь всплывает. Конечно же, рентабельность каждого из разрабатываемых терриконов оказывается каждый раз разной, и работа по освобождению донецкой земли от опасных гор таит в себе множество рисков, в том числе и финансовых. И если при разработке шахты все можно приблизительно просчитать на годы вперед, то при освоении терриконов никто не знает, что встретится внутри отвалов.
В Снежном перед началом работ и строительством обогатительной установки, конечно же, постарались разведать перспективность разработки, произвели бурение скважин на 17 метров в глубину при высоте отвалов 70 м. Это очень неточное прогнозирование, тем не менее на сегодняшний день ничего лучше не придумали. Бурение скважин показало большой процент угля. Но впо¬следствии (при разработке) оказалось, что весь уголь сосредоточен вверху террикона, а в основании его лежат пустые породы.
Отработанная вторично пустая порода «пристраивается» согласно проекту рекультивации, разработанному перед началом работ. Например, в Снежном порода с первого террикона «Серго» пошла на засыпку керамзитового карьера в снежнянском лесу. Согласно проекту рекультивации горисполком поставил задачу засыпать этот карьер чистой породой без угля, сверху насыпать землю и засадить кустарником и деревьями. Объявленный при этом тендер выиграло НПО «Механик» благодаря лучшему плану. И все работы по рекультивации, предусмотренные проектом, к данному моменту уже выполнены, дело осталось только за саженцами.

— Вокруг «Снежнянской-1» находятся еще три террикона, расположенных внутри жилых поселков, — рассказал Андрей Гоголев, директор ООО «Донуглетехинвест», ведущего разработку терриконов. — Самые старые терриконы существуют с 1905 года. Самые молодые отсыпали с 50-х по 70-е годы прошлого века. Один из них — вместимостью 2 миллиона кубометров! Дома, огороды людей находятся всего лишь в 10—20 метрах от них. Если, не дай бог, террикон загорится, поселки могут сильно пострадать. Кстати, один из терриконов уже горел в 2003 году, когда мы сюда пришли. И мы прекрасно понимаем необходимость нашей работы. Хотя на первых порах приходилось преодолевать сопротивление местных жителей. Им не нравилось, что исчез источник бесплатного угля, что мимо поселка ездят большегрузные машины. Приходилось убеждать, доказывать. С этим мы справились. Но если разрабатываемые терриконы окажутся без угля и не будет государственных дотаций, наше предприятие не сможет произвести рекультивацию до конца.

Терриконы для разработки продаются в собственность на условиях договора купли-продажи. А земли, на которых находятся терриконы, передаются в долгосрочную аренду. Кроме угля, в отвалах можно «выловить» металлолом. Ведь шахтные крепи, поддерживающие сооружения, при советском методе хозяйствования выдавались на-гора и впоследствии засыпались в терриконы. Но, по словам Андрея Гоголева, металлолома попадается не столько, сколько представлялось первоначально. Перед переработкой отвалов на обогатительной фабрике порода проходит обработку магнитом, который предотвращает попадание металлолома на фабрику, чтобы там ничего не сломалось. Этот магнит вылавливает шахтные костыли, болты, гвозди и другую мелочь. Но есть и более крупные находки: однажды попалась полувагонетка и пара рельсов.
Также из отвалов извлекают глинистые сланцы, которые охотно покупают кирпичные заводы как сырье для обжига кирпича. Это не очень выгодно, так как стоит копейки, но люди с кирпичных заводов просят, не пропадать же материалу.
Подобные работы, конечно же, может производить далеко не каждый. Ведь все на самоокупаемости, государство не дает никаких льгот фирмам, очищающим землю и воздух Украины. «Снежнянская-1», например, выживает только за счет продажи угля, который находят в терриконах. Конечно, рыночная стоимость угля, добываемого из терриконов, выше шахтного: зольность получается меньше, и, стало быть, уголь чище за счет технологии переработки. Но при этом угля добывается намного меньше, чем в шахте: годовой объем выпускаемой продукции — 30—35 тыс. т угольного концентрата.
Да и проект рекультивации идет в расходы, потому что приходится возить, отсыпать, засыпать глину, завозить землю, высаживать кустарники и деревья. Затраты только на озеленение составляют 8—10% во всех расходах предприятия. Тем не менее специалисты НПО «Механик» ни на минуту не сомневаются в правильности выбранного пути

Елена Непокора, Украинская техническая газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *