Перспективы индустриального туризма юго-востока Украины

Перспективы индустриального туризма юго-востока Украины
Старые закрытые шахты, заброшенные заводы, «донбасские горы» терриконы и другие следы когда-то бурного развития промышленности давно уже стали одним из символов Украины. По крайней мере, ее Востока и Юга. Символом достаточно грустным, который указывает на упадок большого количества советских предприятий и целых городов, на времена, когда был этот упадок. Но сейчас в этих почти депрессивных из-за финансового кризиса регионах появилась и начинает распространяться идея превращения Донбасса, Луганской области, Кривбаса, Запорожья на туристические места.
Недавно о том, что заброшенные шахты, которые ничего кроме депрессии и упоминания о том, что было когда-то, не вызывают, можно превратить в привлекательные для путешественников места, заговорили в Кривом Роге. Местный ученый Владимир Козаков попробовал убедить всех в том, что давно оставленные людьми рудники и карьеры Кривбаса можно сделать целым туристическим центром.
Заброшенные места в действительности интересуют достаточно много людей, которые посещают их, фотографируют, а затем публикуют свои фото в Интернете, прежде всего на специальных страницах в ЖЖ. Вообще, главное задание так называемого «урбаниста» – сделать фотографии заброшенного места. Не обязательно это промышленный объект, но «индастриал» на главном месте в сообществе. Как рассказал ТСН.ua один из представителей движения Юрий Глушко, тех, кто увлекается урбанизмом, можно разделить на несколько ветвей.
«Это индастриал, который заключается в стремлении к индустриальному могуществу, как заброшенному, так и работающему. Собственно «абандон» (от английского «abandoned» – покинутый, заброшенный – ТСН.ua) включает в себя обычно покинутые дома. Эти люди пытаются зафиксировать дома и улицы, которых в ближайшем будущем не будет, а многих уже нет. Кроме того, это диггерство (увлечение подземельями – ТСН.ua)», — рассказывает он. По словам Юрия, подобные сообщества существуют и в России, и в Украине, представленные в основном в Интернете. Сам он работал над созданием комьюнити, где можно увидеть такие фото. Но увлечение заброшенными местами он называет «хорошим занятием для небезразличных». А вот относительно организованного туризма есть предостережение.
По словам Глушко, сейчас в Украине для такого достаточно экстремального туризма подходят лишь три места. Это, естественно, Припять, которая всех интересует после Чернобыльской катастрофы, заброшенный город Степногорск в Запорожской области (там живет несколько тысяч людей, хотя вокруг недостроенного завода так и не появились необходимые коммунальные условия для нормальной жизни), и Щелкино в Крыму с недостроенным атомным реактором неподалёку. А другие места больше предназначены для неорганизованных посещений. «Рай для любителей «абандона» – Луганская и Донецкая области, для индустриалов – Запорожье, Кривой Рог, Марганец, Мариуполь, Одесса», — рассказывает Юрий. Но туристическую деятельность здесь организовать тяжело. Хотя стоит вспомнить и другие объекты, например, музей ракетных войск в Кировоградской области.
Когда-то этим комбинатом в Горловке гордились
«Проблема в том, что сейчас вся территория стала чьей-то частной собственностью, и ее фотографирование наказывается. В России еще хуже: там ФСБ еще и контролирует фотографов, побаиваясь раскрытия «государственных тайн», — рассказывает Юрий. И если за рубежом подобные объекты или хорошо охраняются, или вообще стали музеями, то у нас это пока что проблематично. И потому Глушко резюмирует, что главным заданием людей, которые занимаются фотографированием покинутых мест, «кроме удовлетворения своего любопытства и жажды адреналина является сохранение объектов, которые исчезают, на фото и информирование общественности о малоизвестных вещах».
Например, он утверждает, что только в Киеве на проспекте Науки есть ядерный реактор, недалеко от Пирогово расположено хранилище ядерных отходов, а на столичном заводе «Радикал», где сейчас строят офисы, очень много смертельно опасной ртути. Несколько очень опасных мест в одной лишь столице. Получается, что никакого туризма, только желание хоть как-то сохранить следы прошлого индустриального величия и обратить внимание на то, чем эти следы могут угрожать нам сегодня.
Совсем не верит в превращение покинутых промышленных мест на туристические Мекки и модератор российского ЖЖ-сообщества ru_abandoned Илья Хохлов. Кстати, по его словам, само движение началось с основания этого сообщества в Интернете. «Сейчас это группы молодых людей, которые куда-либо забираются. Целью обычно являются покинутые объекты, где никто еще не бывал.
Во-первых, Илья уверен, что целевая аудитория такой разновидности туризма неплатежеспособна. Во-вторых, создание инфраструктуры и других атрибутов туризма сделает так, что эти места перестанут быть покинутыми и интерес к ним исчезнет. Кроме того, в некоторых шахтах и других индустриальных местах просто невозможно гарантировать безопасность посетителей. «Если начать в этом направлении работать, это (покинутые места – ТСН.ua) превратятся в музей «средней паршивости». В Москве есть бункер Сталина, который превратили в музей, туда возят людей, проводят там дискотеки. И ощущения заброшенности там нет. Потому это экстремальное увлечение для молодежи и не больше», — отмечает российский любитель заброшенных мест.
Его украинские «коллеги» такие же скептики. Виктор из Горловки, который фотографирует заброшенные места на своей родине и в других районах Донбасса, идею позвать сюда туристов считает сомнительной. «Если шахта совсем закрыта, там, на поверхности, кроме терриконов (небольших «гор» с отработанной породы, которые остаются после добычи угля, – ТСН.ua) ничего не остается. Необходимо (для туристов – ТСН.ua) шахту сейчас не закрывать, оставлять, менять инфраструктуру. Таких объектов много, но будут ли они пользоваться большим успехом? Те, кто захочет — приедет, а, чтобы люди просто смотрели — вряд ли», — считает он. Приблизительно о том говорит и Максим Сиренко с Кривого Рога.
Он признает, что неинтересные местным жителям индастриал-объекты привлекают внимание приезжих. Но посещать их, при чем не только покинутые места, но и действующие предприятия, что также может быть очень интересно, мешает много факторов. Это усиленная охрана работающих предприятий и ее отсутствие, что делает какие-то туристические услуги, и требование платить за них становится бессмысленным. А сами места часто являются очень опасными для жизни людей. Но в то же время, он признает, что в одном только Кривом Роге есть и такие объекты, куда многие ходят, и организовать этих посетителей можно было бы. Но пока что кто хочет туда и так попадает, и зачем там создавать туристические места людям, которые ими увлекаются, непонятно.
Но будущее необычного для Украины индустриального туризма все же кажется не таким и грустным, как многие считают. Весомым свидетельством этого является увлечение и заинтересованность, которые вызывает у многих фото покинутых промышленных «достопримечательностей». Для авторов этих фотографий, снимают они Донбасс, Кривой Рог или Запорожье, может показаться странным, что завод, который дымит над их городом, террикон (слово, вообще непонятное для большинства украинцев) ли, могут вызывать заинтересованность. Однако вызывают. А на одном лишь Донбассе есть столько следов промышленной депрессии 90-х годов прошлого века, большинство из которых никем не охраняется и никому неизвестны, что их можно использовать в качестве туробъектов очень долго.
Кстати, очень оптимистично смотрят на будущее путешествий на старые и действующие предприятия в Государственной службе туризма и курортов Украины. Андрей Шенин, начальник управления, который отвечает именно за развитие курортов, считает их «интересным делом». «Индустриальный туризм уже является распространённым в Европе, и есть люди, которым интересно побывать или на шахтах, или на заводах. Донецкая облгосадминистрация делает попытку разработать маршруты», — рассказал он ТСН.ua. Впрочем, пока это всего лишь перспектива, будущее которой зависит от инвестирования в это дело денег. «Если будет сделан конечный туристический продукт с приездом, инфраструктурой, обустройством, питанием, другой программой, тогда он этот будет популярным. Если это будет изюминка регионов, можно будет ехать туда», — уверен Шенин. О времени, когда это можно будет делать, пока что речь не идет.
Хотя уже сейчас, если сильно захотеть, можно посетить заброшенные промышленные объекты. В турфирмах Донецка, по просьбе ТСН.ua, провести такую экскурсию ответили отказом, сказали, что вообще о подобной услуге никогда не слышали. А вот в Кривом Роге сказали, что готовы ее провести. Но раньше все же не сталкивались с подобным заказом, ведь даже не знают, сколько это будет стоить. Впрочем, сама возможность подобного путешествия все же свидетельствует о ее потенциале.
При желании сделать из старых шахт, карьеров, заводов, фабрик и других промышленных мест туристические объекты таки можно. Не только же с них воровать цветной и черный металл, еще и денег можно подзаработать. Кажется, против такой поддержки заброшенных территорий не будут их ценители и фотографы, ведь покинутые места в таком случае будут сохраняться не только на фото. Но пока еще Восточная и Южная Украина, где сосредоточена большая часть достопримечательностей нашего индустриального прошлого, даже не готовится к тому, чтобы стать таким себе культурно просветительским курортом. Мешают и недостаток средств, и заинтересованность некоторых местных предпринимателей в другом использовании этих земель, и еще много чего другого. А что такое террикон, тем не менее, интересно большинству жителей других областей Украины. Не говоря уже об иностранцах. 
Категория записи: Путешествия и туризм ,экстримальный туризм. Путешествие по терриконам и шахтам Донбасса. 22.05.09

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *