«Корчий» означает кузнец

К тому времени, когда начинается история симбирского кузнечного двора «Корч», в Ульяновской области, как и везде, кузнецы остались только в механизаторских мастерских и делали некоторые детали для сельскохозяйственной техники. 
А в былые годы в Симбирской губернии, по всей видимости, мастеров было немало. До сих пор остались рукотворные творения в виде парковых оград, балконов. Главная реликвия города – это уникальная кованая ограда возле дома Шатрова, часть которой утрачена, а оставшаяся требует реставрации
Симбирский кузнечный двор «Корч», расположенный на одной из тенистых центральных улиц в Ульяновске, почти два десятка лет кует славу сему граду, создавая настоящие произведения искусства: фонари, ворота, решетки и другие изящные предметы городского декора. Кроме того, каждый год кузнецы участвуют в различных выставках и фестивалях в Москве, Самаре, дважды побывали в Венгрии и три раза ездили по приглашению в город Бренсон (США, штат Миссури), где работали в парке ремесел, удивляя своим мастерством туристов. 
Благое дело возрождения кузнечного мастерства в Симбирске началось в 1986 году с маленькой кузни, которую два друга, Александр Романов и Иван Монастырский, построили сами, по книжкам. Назвали свою мастерскую – Симбирский кузнечный двор «Корч» (в старославянском языке «корчий» значит «кузнец»). Энергии им прибавило знакомство с такими же энтузиастами из Москвы, где в то время только-только зарождались фестивали кузнецов (по всей стране мастеров художественной ковки всего-то человек пятьдесят тогда было). Стали ковать первые радующие глаз каминные решетки и другие вещи и демонстрировать древнее ремесло на городских праздниках. Тут их заметили и пригласили в областной художественный фонд, благодаря которому кузнецы переместились в центральную часть Ульяновска. Правда, пришлось опять закатать рукава и строить новую кузницу. Ну что ж, как говорит пословица, не затем руки, чтоб зря болтались. Соорудили себе мастерскую, при ней баньку и эскизную – мозговой центр. 
Кстати, ульяновские кузнецы стояли у истоков создания Союза кузнецов России, членами которого они также являются. На 15-летие Симбирского кузнечного двора «Корч» приезжал в Ульяновск президент Союза Юрий Зимин. К юбилею во дворе мастерской кузнецы построили Музей кузнечного дела, в котором можно воспроизвести цикл металлургического производства XVIII века. Для этого соорудили сруб, навес, под ним поставили две наковальни, горн с мехами, сыродутную железоделательную печь, изготовленную по материалам археологических раскопок. И теперь здесь создаются кованые изделия, начиная от плавки руды. Неудивительно, что «Корч» стал любимым местом посещения высоких гостей и туристов. 
Вообще же ульяновцам повезло, что в их городе появилась кузня, потому что много чего создали под руководством главного «корчего» Александра Романова. Это и афишная тумба со сказочными героями возле кукольного театра, и детский городок в одном из районов, и украшения на домах. А ограда возле филиала Центробанка, ставшая украшением главной улицы города, – это целая эпопея в истории «Корча»: три года ковали ее без выходных. Как никак 400 квадратных метров вручную! 33 звена, двое ворот и калитка. Чтоб приподнять и вынести из кузницы одно звено, аж 12 человек понадобилось… 
А еще стулья, люстры, каминные решетки, столы, диваны — все, о чем только человек может подумать. И, конечно, вещи «для души». 
Хотя, как говорит Иван Монастырский: «Мы уже путаемся, что делаем для души, а что для заработков – ковка заразительная, все интересно». Здесь и самовары, и оружие, и подстаканники в виде генералов с погонами, и сувениры – все с выдумкой и юмором (ну весело если людям жить!). Например, самовар под названием «Казна»: сундук, а на нем замок в виде фиги висит и краник сбоку. Наверху сидит боярин со шкатулкой в руках, в которую чайную заварку класть положено. Вода заливается через боярина в ведерный бак, что в сундуке. Как закипает вода, так у боярина из ушей пар со свистом валит…
О мастерстве симбирских «корчих» прослышали соседи и заказывают разные вещицы. Так возле дома самарского бизнесмена появились два средневековых рыцаря. Теперь, говорят, к этому месту туристы протоптали широкую тропу, что, естественно, не вызывает большого восторга у охранников дома. 
А недавно кузнецы решили всех удивить и к 300-летию Санкт-Петербурга выковали гигантскую цельнокованую розу весом в пять с лишним тонн и высотой более трех метров! В общей сложности роза грелась в печи более 40 часов, а мяли, гнули и раскатывали металл 16 часов чистого времени. Уникальность работы состоит в том, что весь цветок – бутон из пяти лепестков на стебле и ветка с листком – сделаны из одного куска стали, без крепежных соединений, что и в небольших размерах выполнить не просто. К тому же надо было «загнать» технологию художественной ковки в ограниченные возможности оборудования Ульяновского завода тяжелых станков. Вместо молотка работал пресс мощностью 1250 тонн, которому привычнее выпускать геометрически правильные шестерни, валы и трубы. «Идея возникла давно, — говорит Александр Романов, — и повод нашелся. Завод нас поддержал, им было интересно, что получится, хотя технолог сразу предупредила, что это невозможно». 
Кузнецы сделали железный макет пресса, продумали технологию, но когда начали работать с материалом, появились проблемы. Печь греет слабо, от пресса находится далеко, металл быстро остывает. Температура ковки должна быть от 1200 до 800 градусов. На работу, пока металл горячий, выходило всего 20 минут, а затем опять в печку. Пока греется, на макете крутят пластилиновую розу, конфигурация которой полностью повторяет оригинал. Находят решение, что делать дальше, а из печи выходит нечто другое, и нужно мгновенно придумать новое решение. Бесконечно долго нагревать нельзя – каждый раз слетает окалина и железа становится все меньше, да и фактура – вмятинки, характерные для художественной ковки, – пропадают. 
«Другого выхода, кроме как довести дело до конца, у нас не было, — говорят кузнецы. – С одной стороны – наш профессиональный интерес, с другой – вложенные спонсорские деньги и труд коллектива завода». Вот и сковали, несмотря ни на что. «То, что ребята сделали, – это «блоха»! – восхищается технолог Галина Мищенко. В Петербурге чудо-цветок установили в сквере Театра юного зрителя. 
…На Симбирском кузнечном дворе, куда хочется «нырнуть» из цивилизации, всегда пахнет деревом, дымком, и кругом господствует металл. Множество инструментов – кузнечные клещи, молотки, ладно сидящие на отполированных от работы рукоятках, совки для углей. Старое железо с рыжей рыхлой ржавчиной. Оно здесь не хламом называется, а на почетном месте висит! Как «дедушка» тех металлических прутьев, что лежат в куче и ждут волшебного превращения…

Любовь Чиликова Дизайн-студия “Тамерлан”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *